Мечтатель Хайбории: биография Роберта Говарда

Этот материал представляет историческую и сентиментальную ценность, это артефакт из ушедшей эпохи, когда стандарты и цели написания статей были другими.

1. Первые шаги

Несмотря на то, что Роберт Ирвин Говард известен, прежде всего, как создатель Конана из Киммерии он был, безусловно, удивительным человеком и замечательным писателем, который никогда не ограничивался в своем творчестве исключительно приключениями бесстрашного варвара.

Р. И. Говард родился 22 января 1906 года в маленьком Техасском городке Пистере, в семье врача. Любовь к литературе с детства была присуща Роберту и порой принимала причудливые формы, так однажды летом он взломал школьную библиотеку, только для того, чтобы добраться до книг.

После окончания школы Р. Говард вынужден был перепробовать массу профессий, чтобы прокормить себя. Он работал в магазине готового платья, писал заметки о нефтяном промысле, будучи стенографом газет Техаса и Оклахомы. Даже поступил на бухгалтерские курсы при колледже Пэйна в Браунвуде (Howard Payne College, Brownwood).

Активную писательскую деятельность Р. Говард начал в 1921 году, когда послал свой рассказ в журнал ‘Adventure’.Первыми его серьезными рассказами стали:

  • «Копье и клык» (‘Spear and Fang’)
  • «Гиена» (‘The Hyena’)
  • «Потерянная раса» (‘The Lost Race’)

Опубликованные в журнале «Невероятные истории» (Weird Tales) в 1924 году.

В 1928 году в рассказе «Красные Тени» появился первый популярный герой прозы Говарда – Соломон Кейн.

Однако подлинный успех Р. И. Говарда как писателя неотделим от начала его переписки с гением жанра ужасов и парадоксальной мистики — Говардом Лавкрафтом. (1930 год).

2. Забытые королевства

Рождение Конана связано с грандиозной мистификацией, которую организовали Р. Говард и Г. Лавкрафт.

Как это ни парадоксально, но история Конана началась вовсе не с наброска в черновике или рассказа, а во время раскопок древнего поселения, относящегося к палеолиту, которые осуществлял сэр Артур Кармайкл под Альмаденной (Испания).

По словам Лавкрафта во время раскопок были обнаружены некие тексты на древнем языке, которые он сумел заполучить и перевести.

Сам Артур Кармайкл отрицал существование подобных находок, так что речь, скорее всего, идет о весьма ловкой и профессиональной мистификации.

Впрочем, в истории с раскопками есть очень много интересного и непонятного. Подробнее об этой истории можно узнать из статьи: «К вопросу о существовании Хайборийской эры»

Как бы то ни было, но в «переводом» Лавкрафта заинтересовался его товарищ по переписке — Р. И Говард. Именно он написал псевдонаучную работу под названием «Правда о Хайборийской эре» (позднее дополненную Спрэгом Де Кампом), которая была посвящена целой эпохе, выпавшей из официальной истории человеческой цивилизации.

Естественно, вся эта псевдонаучная фантазия не обошлась без упоминания Атлантиды, Египетских пирамид и прочих легендарных и мистических объектов. Р. Говард давно увлекался древними цивилизациями, однако его привлекали не столько реальная историческая наука, сколько разнообразные невероятные теории, посвященные неизвестным страницам истории человечества.

Пожалуй, сейчас уже точно невозможно установить, насколько сам Р. Говарда или Г. Лавкрафт верили в свои работы. Была ли это простая попытка привлечь к себе внимание, заработать денег или просто войти в историю, создав грандиозную подделку — неизвестно.

Как бы то ни было, но «Хайборийская эпоха» прочно обосновалась в литературе и стала для жанра фэнтези явлением равнозначным «Властелину Колец» Толкиена.

Маленькое поселение под Альмаденной не дало научному миру никаких ценных археологических находок, но послужило началом культурного феномена, который позже назовут героической фэнтези или фэнтези «меча и магии».

Как нетрудно догадаться, все другие произведения Говарда, действие которых происходит в Хайборейскую эпоху, также являются «переводами» уже существующих легенд и сказаний незапамятных времен.

Таким образом, Говард, возможно неосознанно, развязал себе руки для любых, даже самых необоснованных и глупых сюжетных ходов, которые позже можно оправдать «ошибкой переводчика» или «неверной трактовкой» древнего текста.

Первым героем Хайбории, однако, стал вовсе не Конан, а Кулл – король Валузии. Вероятно, Говард и Лавкрафт просто решили подвести фантастического персонажа под псевдоисторическую базу, придав ему таким образом больше «серьезности». Прием, который Лавкрафт уже опробовал в своей гениальной подделке – «Некрономиконе».

Уже в произведениях о КуллеГовард заложил ту канву, которую в будущем использовал для всех приключений Конана.

1933 год можно считать официальной датой рождения самого популярного персонажа современной фэнтези – Конана из Киммерии.

Впервые бесстрашный варвар, обреченный на мировую славу, появился в рассказе «Феникс на мече» (‘The Phoenix on the Sword’).

Всего Говард написал двадцать полных произведений, посвященных Конану и еще десяток неоконченных рассказов и книг о могучем киммерийце, которые позже заканчивали его последователи и почитатели.

Основным достоинством книг Говарда является то, что они во многом представляют собой первоисточник всего героического фэнтези. Автор начал работать с чистого листа, во время, когда еще не существовало жанра фэнтези как такового, и именно книги о Конане впоследствии заложили один из основополагающих канонов современной фэнтези.

Сейчас многие приключения Конана кажутся наивными и примитивными, их обвиняют в штампованности, но стоит отметить, что эти книги сами по себе являются источниками штампов. Повальное увлечение Конаном привело к тому, что многие сюжетные ходы и персонажи из книг о бесстрашном киммерийце стали появляться в массе произведений, не связанных с «Сагой о Конане».

Сейчас трудно судить о том, насколько поглощен был Говард написанием произведений о Конане. Не имея другого стабильного дохода помимо писательской деятельности, Говард вынужден был зарабатывать на жизнь написанием рассказов в самых разных жанрах, постоянно балансируя на грани между высокой литературой и бульварным чтивом.

Безусловно, во всех произведениях Говарда тлеет искра его гениальности, но был ли Конан действительно любимым персонажем писателя, или просто еще одним проходным коммерческим героем, единственной целью которого было прокормить своего творца – это тайна, ушедшая вместе с писателем.

После того как Конан обрел первых поклонников и стал зарабатывать себе мировую славу у Говарда, казалось, наконец, наступили светлые времена. Регулярные публикации, заслуженный титул перспективного и популярного писателя – все это обещало ему светлое будущее.

3. Послесловие

Роберт Ирвин Говард застрелился в возрасте тридцати лет. Он не смог вынести тяжелой болезни матери, которая требовала значительных средств на лечение, которыми писатель не располагал.

Из-за многочисленных комплексов, замкнутости и нелюдимости, Говарда часто называют полной противоположностью его героям. Но так ли это на самом деле? Ведь писатель и сам обладал могучим телосложением и сильным характером, который просто не находил выхода в условиях, в которые был поставлен Роберт.

Вполне вероятно, Говард особенно страдал оттого, что не мог решить свои проблемы таким же простым и прямолинейным путем, как это делал Конан.

Биография Р. И Говарда — это пример человека, который не смог ужиться в мире, чуждом его моральным убеждениям и идеалам. Вполне вероятно, что сам Говард был прототипом Конана, изолированным от бескрайних просторов родной Киммерии железобетонными стенами жестокого современного мира, в котором нет места для настоящих героев.

Главной заслугой Говарда является то, что он сумел отделить фэнтези от истории и мифологии. Хайборейская эпоха, имея как географические, так и мифологические прототипы не привязана к конкретной системе, будь то скандинавский эпос, артуровский цикл или мифы древней Греции. Фантазия автора создала удивительную смесь всех эпох, народов и религий в невероятном, парадоксальном и удивительно реальном мире.

Наравне с Р. Р. Толкиеном («Властелин Колец»«Сильмариллион»Говард отстоял право синтетического мира, созданного авторской фантазией, на серьезный литературный опыт. То, что до этого считалось не более чем бульварным чтивом и уделом кучки фанатиков-эскепистов, стало неотъемлемой частью современной культуры.

Безумная популярность Конана, его эксплуатирование в коммерческих целях вновь заковало гордого варвара в кандалы и лишило права становиться в один ряд с такими персонажами как майар Гэндальф из Арды, колдун Гэд из Земноморья или принц Корвин из Амбера.

Но эти цепи тоже спадут, и будущие поколения вспомнят Конана таким, каким задумывал его Говард, а не героем дешевых глупых комиксов и мультсериалов.